Воронья гора
Здравствуй, друг мой, любезный читатель!

Ведь я могу позволить себе этакую фамильярность? Недаром столько всего пережито в этом месте вместе! (Какой, однако, изысканный каламбур.) Но, на всякий случай, если ты забыл, кто я такой – я напомню.

Все тот же Питер-Рейнольд Авда, который сидит в занесенной снегом избушке в Богом забытой деревеньке и нежится в тепле очага, попивая австрийский портер с капелькой вина. Питер-Рейнольд Авда – неутомимый боец за то, чтобы все мрачные секреты этого места вышли наружу! Что ж, надеюсь, что мне это удается.

Итак, довольно обо мне. Январь был мрачным месяцем. В прямом смысле, он прошел под знаком веселья на костях, и смерть собрала свою обильную жатву. Кто-то умер, кто-то пропал, а кто-то тяжело заболел, и, если думать о том, что в этом мире все взаимосвязано, то события выстраиваются в круговерть недоброго.

Пропала графиня Арнод де Роуар, не сказав никому ни слова. Ее дом остался в городе, ее карета, ее драгоценности – но самой ее нет нигде. Никто не видел ее после рождественского бала, и она не давала о себе знать. Может быть, она похищена, а может быть, мы обнаружим тело этой первой красавицы только тогда, когда с лесов и полей сойдет снег. Ходят слухи, что с ее слугами что-то не то, но пока что никто не осмелился допросить их или хотя бы задать нужные вопросы.

Ах, эти балы! Сколько разбитых судеб оказалось после них. Взять хотя бы загадочную смерть некоей девушки, по имени Станислава. Ее жених, приказчик в Швейных мастерских месье Антуана, Серджиу, сейчас в отъезде, а это значит, что, когда он вернется – горе настигнет его с новой силой. Смерть этой девушки произошла внезапно, и так же внезапно перед этим впал в беспамятство и тяжкую болезнь капитан фон Рейне. Доктора лишь разводят руками, не в силах даже предположить в чем может быть причина обоих случаев.

О капитане надо сказать особо. По правде говоря, думали, что у него удар, и он в скором времени должен был отдать Богу душу (и я, признаться, печалился – он был хорошим врагом), но внезапно он оказался исцелен! Я сам не верю и вряд ли смогу поверить, но молитва одного из служителей Господа в Старой Обители (поговаривают, что это посланник от папы Римского) оживила его и привела в чувство на глазах у свидетелей. Воистину в этом месте есть чему удивляться.

Кроме этого, у капитана внезапно оказалась дочь. Не знаю уж откуда, но местные жители видели его старого слугу Альбина, возившего колясочку на балконе. Я слышал также, что в дом капитана требуется кормилица. Высшее общество полно пересудов и сплетен по этому поводу. Но чего еще ожидать от этих упырей, которые жалеют даже помочь лишним медяком!

Например, в наши края прибыло богатое и прекрасное НЕЧТО! Простите мою экзальтированность, но я не могу подобрать иных слов. Это самое нечто выглядит, как прекрасная дама, но при этом разговаривает не хуже портового матроса. По слухам, кто-то из бандитов уже побился об заклад, что узнает, какого она пола: мужескаго или женского. Вот до чего дошел разврат в высшем свете!

Я слышал, что произошло продолжение истории с тем камнем, который высасывает жизнь. Говорят, что наемники и монахи снарядили экспедицию в замок, и при этом произошла какая-то кровавая стычка, о которой теперь ходят невнятные слухи, что проклятая земля, на которой стоит замок Иеле, вновь получила свою жатву смерти.

Но, увы, подобные события происходят и во вполне благополучных местах. Гостевой Приют, который чуть было не сгорел (спасибо неизвестной девушке, что смело ринулась в пожар), прославился тем, что в его комнате (опять в этом проклятом двенадцатом номере!) убили ландграфиню Анну-Марию Шарлотту Гессен-Гомбургскую (так она представилась, но выяснилось, что это не настоящая ее фамилия). Убили жестоко, и вначале подозрение пало на одного из постояльцев – Риккардо Альдоннетти, и за ним было установлено негласное наблюдение, тем более удобное, что он нанялся в Казармы. Однако убийца был найден, опять же благодаря смелости неизвестной девушки (вроде бы она работает на Аптечном дворе). Неизвестно, что она с ним сделала, но он был не в себе, когда его задерживали и рассказывал о мертвых, а также о том, что его пистоль его укусил.

У той же ландграфини пропала падчерица – наследница большого состояния. Говорят, что женщина перед смертью наняла двоих, чтобы найти ее, но их имена покрыты мраком. Боюсь, что на этом поприще появится немало самозванцев и негодяев, жаждущих поживиться чужими деньгами!

На сим я заканчиваю, свеча догорает. Что ж, читатель, вот и прошли праздники, зима катится к концу, надеюсь, что ни с тобой, ни со мной не случится ничего страшного и непоправимого!

Ваш Питер-Рейнольд Авда.