Quiterie
Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Вы не ждали меня, друзья мои?
Не ждали, что Питер-Рейнольд Авда выберется из цепких лап так называемого правосудия?
Зря. Ибо я здесь, высоко поднимаю знамя истины и борьбы с произволом, посвящаю свою жизнь беспристрастному разбору событий в этом городе, как никогда готов к бою, и как всегда – холоден и чист душой и разумом! Смрадные камеры Казарм наемников замка Иеле не напугали меня, скудная еда и дрянное питье только подстегнули мою решимость. Разумеется, я был удивлен, появившись в эти дни на улицах, как мало стало на улицах горожан!
- Ноябрь, - скажете вы, - осень, зимняя спячка, осенний мрак…
- Испуг! – скажу вам я, - Я знаю это чувство, когда дрожишь за свою шкуру так, что мечтаешь исчезнуть с лица земли. А если вспомнить о череде загадочных смертей в один день, обусловленных, так называемыми, естественными причинами… Это заставляет меня думать о некоей мрачной тайне, нависшей над нашим городом. Вполне вероятно, что на ней стоят инициалы К.-Р. фон Р… Но я начну по порядку.

Первое.
Не знаю, заметили ли вы, но графиня Касиана Мороли в спешке и панике исчезла из города прочь, покинув замок в один день, а если быть точным, то в одну ночь. Немногочисленные свидетели говорят, что она была напугана и зла, но что могло так напугать ее? Может быть, старые долги? Может быть, угроза власти и достоинства? Из надежных источников мне известно, что капитан фон Рейне пишет запрос в столицу о том, где может скрываться загадочная аристократка. Лицемерие или истина? Не буду навязывать вам, дорогие мои читатели, своего мнения. Тем более, оно вам прекрасно известно.

И еще. Кто же, кто управляет нами, если больше нет ни графа и графини? Не овладеет ли нами хаос? Кому теперь подчиняются наемники замка Иеле? Найдется ли на них управа? Много вопросов, но нет ответов.

Второе.
О странном.
Встретившись в колыбе «Хвост Балаура» с одним типом, который называл себя здешним лесничим, и сыграв с ним пару партий в карты, я узнал странную новость – некоторые места на Вороньей горе изменились! Может быть, он был пьян, может быть, поддался необычному приступу безумия, но лесничий после третьей кружки пива клялся мне, что выйдя за пределы Красных дворов, там, где начинается сосновый лес, он увидел, что все стало иным. Другие деревья, другие дороги, будто нерадивый школьник стер с грифельной доски домашнее задание. Мой собеседник признался мне: «Я чуть не сошел с ума, увидев это! Еле выбрался, мох на ноге, в болото, и там уж был так счастлив, что как лягуха скакал по кочкам, мох на ноге!»

Третье.
Гостевой Приют, как всегда, отличается эксцентричным поведением. Не далее, как позавчера, там был учинен очередной скандал. Попугай какого-то нерадивого постояльца полностью уничтожил обед из четырех блюд, разорвал парик господина Крайовешти, заставил забиться в истерике трех левреток и одну борзую, а кухарка на кухне сожгла сахарный сироп! Доколе к нам приезжают такие безответственные гости с подобными распущенными домашними животными? До культуры еще далеко.

Четвертое.
Кстати, о гостях. В окрестностях был замечен странный господин по имени Карл Кнеллер, прибывший на днях. Почему я обращаю на него внимание? Согласитесь, мало кто путешествует с такими объемными коробками, почти в человеческий рост! Сей господин называет себя большим ученым, и вот, что я имею сказать по этому поводу. Мало нам одного, который чуть не сжег всю Замковую деревню одним прекрасным летним вечером? Теперь приехал еще второй, исследователь, к счастью, не таинственных сил природы, но, как он выразился, «культурных и этических слоев человечества»! Будем надеяться, что хоть господин Кнеллер окажется приятным человеком. Кстати, он ищет дом и приятное общество.

Пятое. На фоне всех этих событий, городской голова объявил о том, что устраивает в скором времени бал. На костях, так и хочется добавить мне. Сливки общества! Высший свет! Какая ирония, что титулы все еще правят этим миром. Поговаривают, что открывается какая-то новая швейная мастерская, специально для этого бала – заказы на платья и туфли, кружева и веера, и самое интересное, что открывает ее некая Исет де Грие, бывшая в прошлом швеей и актрисой в театре господина Крайовешти. Говорят, что она набирает на временную работу швей… Поистине, все для ублажения богатых!

Всегда ваш,
Питер-Рейнольд Авда.